MENU
Головна » 2010 » Травень » 11 » Блаженнейший Митрополит Владимир: "Нам, мальчишкам, хотелось воевать с немцами"
12:16
Блаженнейший Митрополит Владимир: "Нам, мальчишкам, хотелось воевать с немцами"
- Ваше Блаженство, когда началась война, Вам было 6 лет. Какие воспоминания сохранились у Вас о том времени?
-Очень хорошо помню оккупацию 1943 года. Это было голодное время. Немцы взымали налог продуктами. Нам оставалось выращивать картошку, которую очищали от кожуры, мыли, высушивали, но не на солнце, а в тени. Потом молотком на доске колотили, измельчали, на жернова пускали, и выходила такая жуткая мука. Ее заваривали кипятком, получалось нечто вроде кашицы.
Варили и картофельные очистки. Тоже не сильно сытно, но это спасало положение... Потом был очень урожайный год на грибы. Но люди собирали все подряд, поэтому многие травились, умирали от грибов. Помню, в один вечер в деревне 30 человек отравились. Люди бегали с криками по селу, с распущенными волосами, корчились от яда... Немцам присылали из Германии посылки. Иногда немецкие солдаты, у которых были дети, показывали нам их фотографии, плакали. Они мне говорили: «Маленький, иди сюда, дадим тебе варенья».

- По-русски говорили с вами?
- На ломаном. Еще у них был вкусный хлеб. Тоненький такой, как бумага.

- А что Вы чувствовали по отношению к немцам?
- Они были врагами, захватчиками. Нам, мальчишкам, хотелось с ними воевать. Но, хоть я и не воевал с ними по возрасту, все равно от немцев пострадал.
Было это так. В одно воскресенье утром пришла соседка, принесла продукты и просит мою маму испечь котлеты, потому что у нее крещение ребенка, придут гости. Мама, когда приготовила, дала мне большую миску с котлетами, и сказала нести прямо, куда сказано, по пути никуда не заходить. Я вышел во двор, обулся, смотрю, а там немецкая машина стоит, это такая мини-электростанция, которая генерирует ток – пыхтит все время. Я присел на корточки, хотел рассмотреть повнимательнее. Подумал и решил провести «подрывную операцию»: котлета по размеру как раз в выхлопную трубу входила... начал я запихивать их туда, но чувствую, что меня за шиворот кто-то тащит... а это немецкий офицер увидел мою проделку, и как «врезал» мне по голове. Подобрал котлеты, что на снегу стояли, а я убежал поскорее...

-А мама не ругала, что вы котлеты не донесли?
-Мама не ругала. Она испугалась, могли ведь и убить.

- А вы ходили в школу, пока была оккупация?
- Нет, школа не работала. Когда освободили, пошел во второй класс. При немцах, правда, был открыт храм. Там такая история была. Когда немцы установили свою власть в селе, на следующий день собрали народное собрание, в том числе тех, кто входил раньше в общину храма. И огласили решение возобновить Богослужения в храме. А до войны большевики приказали кресты с этого храма снять. Человек, который выполнил этот зловещий приказ, жил неподалеку от главного майдана в нашем селе. Люди рассказали немцам, что вот такой-то кресты снимал. Тогда немецкий комендант говорит: «Пусть он их назад тоже устанавливает». А кресты изготовили в нашей кузне – обычные металлические, выкрасили в черный цвет. А этот «крестоносец» говорит, что у него сил не хватит поставить кресты. А немец спрашивает: «а чтобы снимать, были силы?» приказал поставить его на центральной площади, привязать к столбу и бить плетью, чтобы тот согласился. И так «пекли» его на солнце дня три или четыре – тот согласился в конце концов. И служба была в храме весь период оккупации.
Потом уже, когда восстановили советскую власть, храм снова закрыли. Но кресты уже не снимали.

- А чем Вам запомнилось освобождение села?
-Это уже был 44 год. Наши войска переправлялись через Южный Буг. На правой стороне — возвышенность, села, оккупированные немцем, а с другой стороны – долина, никакого прикрытия или маскировки. Были страшные сражения. Много погибло наших солдат. Южный Буг широкий. Переправа была под сильным огнем немцев: только начнут форсирование, как все потонули. Там погибали тысячи человек. Переправа эта несколько раз переходила из рук в руки. Но немцев все-таки прижали. Потом приезжал в нашу деревню маршал Г. Жуков. А мы, дети, бегали на места сражений, хотя это строго запрещалось. Но было страшно интересно: много всякого можно было найти, я сам нашел несколько пепельниц и целых четыре пистолета немецких. Все поле было усеяно погибшими воинами.
Вопросы задавала Алла Дмитрук,
"Религия в Украине"
 
http://pravoslavye.org.ua/
Переглядів: 461 | Додав: pruxod | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
avatar

Сайт створено у системі uCoz